ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ
С.Б. ИВАНОВУ
 
Глубокоуважаемый Сергей Борисович!
 
Я и мои коллеги ценим то, насколько серьезно Вы подошли к проблеме сохранения популяции дальневосточного леопарда, как в течение года пытались разрешить ситуацию по трем особо охраняемым природным территориям (ООПТ), где данный вид обитает (биосферный заповедник «Кедровая Падь» ДВО РАН, заказник «Барсовый», подчиняющийся Минсельхозу и заказник «Борисовское плато», находящийся в ведении Администрации Приморского края).
Действительно, и Министерство природных ресурсов РФ (МПР РФ) и Российская академия наук (РАН) едины в понимании необходимости создания в будущем общей охраняемой территории для сохранения и изучения дальневосточного леопарда. Но имеются коренные различия в подходе к выбору пути выполнения поставленной задачи.
Эти различия наиболее четко определились на совещании  по вопросу создания в Приморском крае особо охраняемой природной территории в целях восстановления популяции дальневосточного леопарда, которое состоялось в Москве 14.08.08 под Вашим председательством.
 
Подход МПР РФ,  горячо поддерживаемый российским отделением Всемирного фонда дикой природы (WWF) – «кавалерийским наскоком» объединить три вышеперечисленных ООПТ в единую охраняемую природную территорию (причем с непонятным статусом, т.к. в случае признания ее национальным парком происходит понижение природоохранного статуса биосферного заповедника «Кедровая Падь»).
Подход РАН - поэтапный путь реформирования, о чем Вам многократно докладывалось представителями РАН, в том числе и на последнем совещании 14 августа с.г. Этапы реформирования включают:
1 Слияние двух, недееспособных на сегодняшний день, заказников в единую структуру, которая может стать как заказником «Леопардовый», так и национальным парком «Леопардовый» с подчинением МПР РФ.
2. Объединение в последующем заповедника «Кедровая Падь» ДВО РАН и вновь созданной единой ООПТ (заказник или национальный парк «Леопардовый»), в случае, если МПР РФ удастся сформировать на основе этих заказников реально жизнеспособную структуру.
Открывая совещание, Вы категорично обозначили свою позицию и решимость немедленного и единовременного объединения всех указанных территорий в единый резерват, что предусматривает немедленную передачу «Кедровой Пади» в МПР РФ и слияние ее с полупарализованными заказниками.     
Такая позиция по нашему глубокому убеждению является неприемлемой и представляет реальную угрозу сохранению дальневосточного леопарда.
На этом совещании Вы, Сергей Борисович, произнесли принципиально важную фразу: «Мы должны сохранить леопарда любой ценой». Именно это и заставляет нас четко держаться своих позиций, т.к. мы в полной мере осознаем, к каким тяжелым последствиям для дальневосточного леопарда приведет непродуманное реформирование.
На данном промежутке времени скоропалительная передача заповедника в МПР РФ недопустима по целому ряду причин.
 
Главный вопрос - что произойдет при реорганизации?
 
Немедленная передача заповедника приведет к ПАРАЛИЧУ единственной реально работающей природоохранной структуры (существующей с 1916 года!), благодаря которой и сохраняется до сих пор дальневосточной леопард, численность которого в заповеднике в последние годы стабилизировалась.
Из трех ООПТ только в заповеднике в настоящее время работает полновесный штат охраны (10 чел.) на территории 18 тыс.га и работает очень эффективно. По данным Росприроднадзора РФ по дальневосточному федеральному округу (ДВФО) за последние два года, заповедник по эффективности охраны занимает 2-е место среди всех 25 дальневосточных заповедников. Тогда как в заказниках эффективная охрана еще не налажена. Там процветает браконьерство, что представляет наибольшую угрозу для дальневосточного леопарда. Ежегодно поступает информация о гибели на территории этих слабоохраняемых заказников, как минимум одной особи леопарда. На этом фоне первоочередной задачей МПР РФ и является создание на базе этих заказников реально работающей ООПТ.
Заповедник же, по сравнению с прилегающими территориями, является последним оазисом покоя, где ежегодно 2-3 самки леопарда стабильно приносят потомство. На время реорганизации и передачи заповедника в МПР РФ он будет практически оголен, и леопарды лишатся последней защиты. Реорганизация – это полная остановка на год и более его практической деятельности на время переоформления всей документации, комплектования штатов, передачи материально-технической базы и пр.
Неминуема потеря кадрового потенциала. Перевод «Кедровой Пади» в МПР (при нынешнем уровне финансового снабжения ООПТ данным ведомством) приведет к массовым увольнениям из заповедника ценных кадров, как из штата охраны, так и научного отдела. Подавляющее большинство сотрудников уже обозначило свою позицию, что при нынешнем положении дел они не перейдут в МПР и подадут на увольнение.
Нынешняя ситуация в МПР такова, что в заповедниках, находящихся в его подчинении, инспектора по охране заповедной территории получают 3-5 тыс. р. (и вообще финансирование по оплате труда производится в объемах 80 % от необходимого для функционирования). Как сообщил один из директоров «МПР-овского» заповедника (причем далеко не худшего), в их населенном пункте, по сравнению с другими работающими, у заповедных инспекторов самая низкая заплата!!! Даже если ее поднять до 8-10 тыс. р., то при нынешней инфляции это будет нищенское существование. Такая низкая оплата труда является прямой провокацией к поиску левых или уголовно наказуемых заработков, лишает возможности набрать качественные кадры, да и вообще ведет к полной их потере.
Заповедник «Кедровая Падь», находясь в системе Российской академии наук, включен в число научных учреждений, выполняющих правительственный пилотный проект (2006-2008 гг.), который предусматривает поэтапное повышение уровня зарплаты сотрудникам. Сейчас, на третьем этапе пилотного проекта, зарплата сотрудников заповедника в 3-4 раза выше, чем у работников охраняемых территорий, находящихся в подчинении МПР!
 
Кому мы отдаем «Кедровую Падь»?
 
Нормально функционирующий и финансово обеспеченный заповедник в срочном порядке передается в структуру, явно не готовую в настоящее время сохранить тот высокий уровень финансирования и технического обеспечения охраны и научных исследований, который ныне имеется у заповедника.
Хотя МПР внешне проявляет большую активность в стремлении перевести заповедник в свое подчинение, но… «… король то голый…».
Наглядный тому пример, ситуация с национальными парками «Удэгейская легенда» и «Зов тигра», образованными в прошлом году в Приморском крае. Было написано и произнесено много красивых и правильных фраз о крайней необходимости создания данных парков, ныне же мы наблюдаем слабейшее финансирование, мизерные зарплаты, постоянно протянутую руку со стороны национальных парков в сторону  различных международных фондов.
На совещании 14 августа с.г. представители МПР не смогли озвучить какой-либо реальный план создания новой природоохранной структуры. В своих выступлениях им не удалось предложить внятную схему решения кадровых, материально-технических и финансовых вопросов (кстати, бюджет следующего финансового года уже расписан). Не согласованы с Российской академией наук и не отработаны механизмы передачи. Следовательно, в этих условиях передача неприемлема.
Интересно, что  директор Амурского отделения WWF Ю.А. Дарман сразу же после проведенного Вами совещания, разослал по СМИ (вкупе с пресс-релизом) «План сохранения и восстановления популяции дальневосточного леопарда».
Например, несколько первых пунктов из этого плана:
1.       Объединить существующие заповедник «Кедровая падь», федеральный заказник «Барсовый» и краевой заказник «Борисовское плато» в единую федеральную ООПТ («Земля леопарда») со штатом не менее 100 человек и федеральным бюджетом не менее 15 миллионов рублей (!).
2.       Обеспечить целевое финансирование создания инфраструктуры центральной усадьбы ФГУ «Земля леопарда» в п.Барабаш (!).
3.       Обеспечить государственную поддержку (!) программ развития экопросвещения и экотуризма на базе ФГУ «Земля леопарда» (инвестиции в инфраструктуру).
4.       Присоединить к «Земле леопарда» два участка за системой пограничных инженерных сооружений к юго-востоку и северо-западу от ООПТ (!) (от границы с КНДР до Полтавского заказника – 40 тыс. га) для создания экологического коридора вдоль границы с КНР.
 И так далее, всего 19 пунктов. Почему же «рулит» в данном вопросе WWF, а не государственные структуры?
Заметим, что наш заповедник со штатом в 32 человека и территорией 18 тыс. га уже имеет в настоящее время бюджет в 10,5 млн. р.
Нам же предлагается на площадь, более 180 тыс. га и со штатом в 100 чел. выделить 15 млн. р. в год. Это будет барахтанье, а не реализация программы по спасению леопарда (или нам надо начинать тренироваться в протягивании рук за подачками в международные фонды?).
 
Вы абсолютно верно разобрались в ситуации с заказниками. Вы правы, что приведение их в жизнеспособное состояние (а это 9/10 площадей, где обитает леопард) - самая важнейшая задача. Но пока будет проходить их реорганизация, заповедник и будет стоять на защите леопарда, как он стоит и сейчас, как единственная полнокровно функционирующая природоохранная единица на данной территории. Дальневосточное отделение РАН и администрация заповедника «Кедровая Падь» несут и готовы нести полную ответственность за сохранением дальневосточного леопарда на вверенной им территории. Кроме этого, «Кедровая Падь» готова взять на себя научно-методическое руководство по отношению к вновь создаваемой (на основе 2 заказников) ООПТ.
 
Уважаемый Сергей Борисович, проигнорировав мнение специалистов в области природоохранной деятельности и мнение ученых РАН, Вы приняли решение о скоротечной передаче заповедника «Кедровая Падь» в ведение МПР и, таким образом, взяли на себя огромную ЛИЧНУЮ ответственность за сохранение самой красивой кошки нашей планеты для последующих поколений.
Безусловно, Вы хотели, как лучше….
 
С уважением,
Директор заповедника «Кедровая Падь» ДВО РАН
к.б.н. Ирина Владимировна Маслова