Нас, двуногих, ныне больше, чем всех, скопом взятых, косуль, кабанов, изюбрей и прочих зверюг, еще живущих в нашем дальневосточном крае. Но играть в охоту («древнейший инстинкт» - по-простому – «инстинкт убийства») мы продолжаем с великим азартом. И «лапша» про добытчика тут не причем. Большинство охотников отменно упаковано и откормлено, и бьется за право охотиться вовсе не из-за пухнущего с голода семейства, а из-за потребности выследить и убить. Поэтому при всей шумихе вокруг тающей популяции дальневосточного леопарда, «святое» трогать никто не решается. Это мы про Нежинское охотхозяйство и прочие охотхозяйства на том клочке земли, где остались последние уникальные «кошки». Свежие новости. 14-го февраля в Нежинском охотхозяйстве обнаружен мертвый леопард. У оставшихся в живых леопардов счет идет на единицы. А мы продолжаем оберегать охотничьи вотчины – где-то же надо заниматься легализованным убийством. Да, убийством, в 21 веке в 90 % случаев это убийство.

Происходящее показывает, что нужна НОРМАЛЬНАЯ охрана и НОРМАЛЬНЫЙ контроль за охотугодьями, и не только за ними. Шумно прогремевшее в конце октября 2008 г. объединение двух заказников «Барсовый» и «Борисовское плато» в единый заказник «Леопардовый» (площадью более 160 тыс. га) с подчинением Минприроды РФ вовсе не закрыло леопардов, обитающих на этой территории, плотным щитом защиты. Нет дирекции, нет штатов, нет финансирования. Нет ничего, кроме «государевой бумаги» о его создании.

Что мы имеем в активе? На Хасанский район – ОДИН представитель управления охотничьего надзора Приморского края, ОДИН представитель Росприроднадзора РФ, ОДИН представитель Россельхознадзора РФ. Да еще 3-4 человека в группе «Тигр» (с жесткими ограничениями полномочий по охране).

При этом составлять протоколы на территории объединенного заказника имеют право только люди Росприроднадзора.

К чести Росприроднадзора надо сказать, что в январе этого года была создана оперативная группа для охраны заказника «Леопардовый». Произошло объединение специалистов Росприроднадзора, сотрудников Специнспекции «Тигр», Россельхознадзора, Администрации ООПТ Приморского края и активистов общественных организаций. При поддержке WWF, «Феникс» и других общественных организаций эта группа начала патрулирование вышеуказанной территории.

Но этого крайне мало. Людей для охраны катастрофически не хватает. В реальности полнокровная охранная структура на «Земле Леопарда» имеется в настоящее время только у заповедника «Кедровая Падь» ДВО РАН. Это 11 крепких опытных госинспекторов, хорошо экипированных, благодаря качественному финансированию Дальневосточного отделения Российской академии наук и благотворительной поддержке фондов «Друзья Земли» (Япония), «Тигрис» и «Феникс». Территория заповедника в 18 тыс. га находится под их постоянным контролем, и было бы весьма разумно привлекать наших госинспекторов к работе и на остальной территории, где обитает дальневосточный леопард.

Тем более, что заповедник, по правительственному распоряжению также переходит в Минприроды РФ. Этому ведомству  теперь подчиняется и объединенный заказник «Леопардовый». В ближайших планах Минприроды РФ закрепить его за «Кедровой Падью», т.к. отдельная дирекция для заказника не предусмотрена. Следовательно, в обозримом будущем земли заказника станут «подшефными» для заповедника и уже сейчас требуют ознакомления, участия в объединенных рейдах, для дальнейшего планирование деятельности заказника и оптимизации его охраны.

Мы обращаемся к представителям Росприроднадзора, Охотнадзора и Россельхознадзора с предложением нашей помощи и надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество по охране дальневосточного леопарда и его среды обитания.

16.02.2009

Маслова Ирина Владимировна (директор заповедника «Кедровая Падь» ДВО РАН)